If someone asks you, you can call my name.
№ 2. В каждом сидит что-то, что его ест.
Выберите какое-нибудь из своих омрачений,
вселитесь в него на 8 минут,
напишите себе письмо от его имени.


Привет! Я твой внутренний критик! Ты знаешь ведь, что я есть, да?
Я пришёл напомнить тебе, что ты многое не умеешь делать правильно, а если не можешь правильно, то давай лучше и не начинать, договорились? Сама подумай, зачем миру ещё один творец, который повторяет то, что и до него уже тысячу раз натворили.
Макс Фрай. Тебе нравится Макс Фрай? А я вот знаю, тебе не нравится Макс Фрай, потому что весь он сплошной эскапизм и комплексы, нежелание взрослеть. И тексты его (ну да, или её) легко читаются, но им не хватает глубины. Так вот, неужели ты думаешь, что тебе хватит глубины? Неужели думаешь, что тебе есть о чём писать, кроме тех же самых комплексов? Признайся себе, ты так и не хочешь взрослеть, не хочешь брать на себя ответственность за кого-то или за что-то. Ты хочешь лежать на печи — и чтобы чудеса сами произошли. Ты ужасно завидуешь тем, кого все любят, у кого всё получается. А разве может у тебя самой хоть что-то получиться, если ты ничего не умеешь? Подумай-ка сама. Я думаю, не может.
Ты никогда не станешь такой, какие тебе нравятся. Ты слишком труслива для того, чтобы поставить всё с ног на голову, слишком рассеянна для того, чтобы осознавать жизнь, и слишком глупа для того, чтобы задуматься о чём-то действительно важном. Пойми, тебе никогда ничего не достичь. Просто смирись с этим, будь собой и перестань мечтать. На свои глупые мечты ты только тратишь время и расстраиваешься, потому что мечтаешь. Зато знаешь что, ты неплохо печёшь блины и варишь борщ. Так что пеки блины и вари борщ, пока я добрый. А вот о писательстве не задумывайся. Тебе даже словарного запаса не хватит, чтобы что-то написать. Тем более, чтобы написать что-то хорошее. Так что борщ и блины. Блины и борщ. Я дело говорю, так и знай.