22:17 

Упражнения для тех, кому не пишется

If someone asks you, you can call my name.
Взялась, потому что хочется писать, а о чём и как — не знаю. Боюсь, что получится что-то типа Фрая или ещё чего похуже. Потому нашла целый список упражнений. Вроде они куда-то сохраняются, но я не вижу куда. Потому пусть здесь повисит.

№1. Выберите какого-нибудь знакомого, с кем у вас непростые отношения.
Опишите себя глазами этого человека, от его имени.


Иногда я думаю, что она просто чудовище, иногда — что лучший мой друг. Мы познакомились много лет назад, но как-то особенно не общались. Потом случайно встретились накануне нового года, и я влюбился. Был готов ехать к ней хоть на край света, хоть на оленях, если нет денег на поезд. Я думал, что она — то, что мне нужно, тот человек, с которым навсегда удастся сохранить свежесть отношений, чтобы каждая встреча, как первая.
Помню, как увидел её, когда она приехала в Питер. Пригласил в гости к другу, думал, не придёт. Но нет, в половину шестого утра — как штык. Повисла на мне, и я держал её в своих объятьях. Явно стеснялась всех собравшихся, а я не хотел её отпускать. Потом ещё раз встретились, позвал её в мансарду к знакомым художникам, чтобы показать, что у нас тут есть такие квартиры, из окон которых можно увидеть Петропавловский шпиль. А она так и сидела у окна, никакого шпиля не замечая. Уставшая — конечно, сутки не спать. Держал её за руку, весь вечер, всю ночь, всё утро. Утром выползли наконец наружу. Спускаясь по лестнице, услышали, что напеваем одну и ту же песню — Strangers in the Night. Пошли ко мне домой, куда должен был подойти дружище Демид. По дороге пришлось прятать её руки в свои карманы. Ну кто же приезжает в Питер без перчаток? Так и шли по улице сросшимися сиамцами, смешной и бессмысленной каракатицей. Взошли на мост. И тут она как побежит, смотри, говорит, смотри! А под мостом льдины, большие такие, ворочаются, шуршат, скрежещут. Мы минут двадцать с ней стояли и смотрели на эти льдины. Потом спохватились, что Демид нас, наверное, ждёт уже, и как побежим.
Демида она испугалась, да я и сам испугался, если честно. Не думал, что человек за полгода из весёлого хиппи может превратиться в бомжару. Я даже сначала подумал, пускать его в дом или не пускать. А Демид ещё общительный такой, присел рядышком с барышней и щебечет. А у барышни глаза круглые, и она явно отползает незаметно на другой край дивана. В конце концов не выдерживает, прыгает на подоконник прямо в обуви и открывает нараспашку окно. Смотрит на нас сверху вниз и чувствует, что теперь в безопасности.
Потом пошли провожать её на поезд — времени вагон, так что окольными путями. Учили девочку выговаривать фамилию Штакеншнейдер. Когда проходили мимо Спаса-на-Крови, бродячий гитарист заиграл Strangers in the Night. Барышня моя от чувств-с тут же притянула меня к себе за шарф и как поцелует в губы! Вроде крепко, а вроде какую-то миллиардную долю секунды длилось это всё.
Пока дошли до вокзала, три раза поругались и три раза помирились. Потом опять поругались, уехала обиженная.
Это была первая встреча, которую я помню от и до. Вторая случилась опять в Питере. Я тогда хорошенько запил у друзей, дня три гудели уже, а она явилась откуда-то в два часа ночи. Такси у подъезда, говорит, пять минут на сборы. Хотел наорать, но пришлось ехать. По дороге мучительно трезвел, понял наконец, где я. Понял ещё, кто со мной рядом. Что она настоящая, пусть и не понятно, откуда взялась. Приехали домой. Завернула меня в спальник и ушла. Я успел три раза сойти с ума и три раза в ум вернуться. На четвёртый она появилась в дверях с пакетом кефира и десятком баночек детского питания. Накормила. Пока я засыпал, читала мне вслух "Старика и море". Ночью снилось море. Утром принял решение уехать в Крым. Взять с собой барабан, аскать там где-нибудь на пляжах. А время было ещё будь здоров, как раз самый разгар Крымнаша. И вот открываю я утром глаза, смотрю, а она так и заснула с книжкой. Бужу и говорю:"Я уезжаю в Крым". Отвечает:"А я в Ташкент" и плачет.
В тот момент я чуть было не остался, но подумал потом, пусть будет как будет.
Из Крыма приехал уже остывший, да и она потерялась где-то в Узбекистане. Позже виделись в Москве, гуляли по набережным и орали песни из мультфильмов. Зашли в банкомат снять денег. Пока я суетился с шайтан-машиной, ловко успела положить мне денег на телефон. И сидит смотрит, как ни в чём не бывало. У меня сердце сжалось, я почувствовал. Смешная. Хорошая.
Потом уехал, писала мне много, а я не отвечал. То настроение не то, то постоянная барышня появилась. Я пить бросил, цветы дарил, водил за ручку. И тут иду в метро на Гостинке, и как будто голова сама на сто восемьдесят градусов поворачивается. Смотрю, стоит это московское чудовище, улыбается до ушей. Вопросы какие-то задаёт: "Молодой человек, как пройти..." А я с барышней. Барышня с розочкой. Отвечаю, а у самого душа где-то в пятках уже и сердце так о грудину бьётся, что даже через шум поездов слышно.
Умер Демид. Я приехал в Москву. Чудище моё призналось потом, что тогда в Питере ей хотелось встретить меня на улице. Чтобы не ехать, а как будто случайно. И когда совсем сильно захотелось, я и появился.
Я злился на неё миллион раз. Сначала на то, что она одновременно рядом и далеко, потом на то, что надоедала мне своими письмами, потом на то, что перестала писать.
В очередной раз вернулся в Питер, но потом приехал в Москву опять. Денег не было совсем, попросил позвонить. Не позвонила. А я бродил по улицам один и думал, что мне, в общем-то никто пока не нужен. Пусть все будут, но меня не трогают до некоторых пор.
А вечером получил сообщение: "Прости, что не позвонила. Мне, в общем-то никто пока не нужен. Пусть все будут, но меня не трогают до некоторых пор". Написал в ответ всего одно слово:"Понимаю".

URL
   

Определенно личное

главная